INFO.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Интернет документы
 

«Распад СССР в 1991 г. и появление на евразийском континенте ряда новых суверенных государств – полноправных субъектов международного права – ...»

Мехдиев Эльнур

Сон Мин ГиМЕРЫ ДОВЕРИЯ И БЕЗОПАСНОСТИ В КАСПИЙСКОМ РЕГИОНЕ

Распад СССР в 1991 г. и появление на евразийском континенте ряда новых суверенных государств – полноправных субъектов международного права – повлек за собой формирование новых геополитических регионов со своими проблемами и угрозами. Одним из таких регионов является Каспийское море или как его иногда называют «прикаспийский регион».

Исследованию этого региона всегда уделялось большое внимание в экспертном сообществе. Это обуславливалось богатством этого региона углеводородным сырьем и геостратегическим расположением, где пересекаются основные пути по оси Север-Юг и Восток-Запад. Большие запасы нефти стали объектом исключительного внимания мирового нефтяного бизнеса. Объем этих запасов позволил назвать Каспий вторым Персидским заливом. Наличие больших запасов углеводородного сырья на Каспии обусловили стремление США, стран Европейского Союза и Турции расширить свое политическое и экономическое влияние в этом регионе. Ресурсы Каспия могут быть также привлекательны и для быстрорастущего азиатского рынка, где основную роль играет Китай.

Каспийский регион в силу его геостратегического положения, политических, экономических, экологических, гуманитарных и иных факторов имеет для России важное стратегическое значение, в том числе и в плане обеспечения национальной безопасности военно-политического и экономического характера. Россия как правопреемник СССР и как региональная держава в Каспийском регионе пытается сохранить свое влияние в регионе, учитывая как энергетический, так и геополитический фактор.



В настоящее время на российской части дна Каспия открыто новых 10 месторождений, которые могут обеспечить ежегодную добычу около 40 млн тонн нефти. По оценкам Минприроды РФ, запасы углеводородов в российской части шельфа Каспия оцениваются в 100–150 млн т нефти и 530 млрд куб. м газа. Разведанные запасы всего шельфа Каспийского моря составляют 2,95 млрд тонн нефти и 3,1 трлн куб. м газа. Согласно данным BP Statistical Review 2013 доказанные запасы нефти прикаспийских стран составляют: Российская Федерация – 10,6 млрд. т, Азербайджан – 1 млрд. т, Казахстан – 5,5 млрд. т, Туркменистан – 0,1 млрд. т, Иран – 18,8 млрд. т. Доказанные запасы газа прикаспийских стран представлены в следующей пропорции: Российская Федерация – 32.9 трл.куб.м, Азербайджан – 0.9 трл.куб.м, Казахстан – 1.3 трл.куб.м, Туркменистан – 17.5 трл.куб.м, Иран – 33.6 трл.куб.м.

Прежде чем углубиться в проблематику данного региона необходимо разобраться в определении понятия «Каспийский регион». Дав ответ на этот вопрос, мы сможем определить для себя круг непосредственных участников, которые будут оказывать свое влияние на формирующуюся систему безопасности в Каспийском регионе.

Можно обозначить несколько основных подходов к определению данного понятия. В соответствии с одним из них к региону по критерию географической близости к Каспийскому морю следует относить только прибрежные территории, сопоставимые (как максимум) с масштабами самого моря. Тогда в состав региона входят большая часть Азербайджана, прикаспийские территории России (Дагестан, Калмыкия, Астраханская область), Западный Казахстан, фактически весь Туркменистан и Северный Иран. К этому перечню некоторые авторы добавляют Волгоградскую и Ростовскую области, Ставропольский край, Ингушетию и Чечню.

В таких концепциях часто оперируют термином «Прикаспийский регион», или, что наиболее распространено в дипломатической практике, «государства бассейна Каспийского моря». При этом некоторые эксперты отмечают необоснованность отнесения к этому региону всех территорий России, Ирана и Казахстана по причине значительной удаленности большей их части от Каспия.

Представляется необходимым для настоящего исследования определить границы рассматриваемого нами Каспийского региона с точки зрения международного права. Во-первых, нельзя рассматривать часть или область какого либо государства как отдельный субъект международных правоотношений в регионе, поэтому государство, частично выходящее на Каспийское море, какое бы большое оно ни было, является региональным субъектом. Во-вторых, те государства, которые не выходят своими границами на воды бассейна, но находятся в непосредственной близости от них и могут своей правоспособностью и дееспособностью оказывать воздействие на международную обстановку на море тоже являются государствами региона. В узком смысле к Каспийскому региону относят только прикаспийские страны: Россия, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан, Иран. В более широком геополитическом и правовом смысле в понятие «Каспийский регион», по нашему мнению, включают и те страны, географическое положение и политика которых оказывают существенное или опосредованное влияние на прокладку маршрутов нефте- и газопроводов, иных транспортных линий, в целом на ситуацию в регионе. Это такие страны, как Турция, Грузия, Китай, Пакистан, Афганистан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан.Обзор основных вариантов установления региональных границ, базирующихся именно на геоэкономических и геополитических соображениях, представлен, например, в исследовании лондонского Королевского института международных отношений.

Основные проблемы безопасности в Каспийском регионе

Переходя от определения региона к основным проблемам безопасности на Каспии, необходимо отметить, что на протяжении вот уже 20 с небольшим лет основными проблемами Каспийского региона являются: неурегулированность международно-правового статуса и режима Каспийского моря;

энергетическая безопасность, проблемы транспортировки каспийских энергоносителей на мировые рынки;

экологическая безопасность, уникальная экосистема Каспийского моря, которая нуждается в серьезной охране;

военная безопасность, проявление большого интереса со стороны некоторых стран Западной Европы и США к процессам, происходящим в регионе, в том числе попытки взять под контроль вопросы обеспечения военной безопасности.

Одной из серьезных проблем, сдерживающих реализацию широкомасштабных международных проектов разработки морских месторождений Каспия и прокладки трубопроводов по дну Каспийского моря, является неурегулированность его международно-правового статуса. Он определяется российско-персидским договором от 26 февраля 1921 г., а также советско-иранским договором от 25 марта 1940 г. Оба документа являются бессрочными и основываются на принципе «общей воды».





Конкретно речь идет о режимах свободы судоходства и рыболовства для прикаспийских государств, запрете плавания судов под флагами не каспийских стран. Вопросы недропользования и природоохранной деятельности договорами не регулируются. После образования новых независимых государств на постсоветской территории некоторые бывшие союзные республики решили, что, исходя из существующего международно-правового статуса Каспия, они вправе проводить разведку нефтегазовых месторождений и осуществлять добычу в любой точке Каспийского моря. Однако отсутствие нового правового статуса и режима Каспия, в том числе решающего проблемы собственности прикаспийских государств на энергетические ресурсы, осуществление этих прав уже привело к конфликтным ситуациям. В этой связи можно отметить спор Азербайджана и Туркменистана, а также Азербайджана и Ирана из-за принадлежности ряда месторождений. Возникали также проблемы, которые были урегулированы, в отношениях Казахстана и России из-за принадлежности месторождения в северной части Каспия. Известно, что Россия и Иран не раз заявляли о том, что прокладка транскаспийских трубопроводов по дну моря до урегулирования его правового статуса и режима хозяйственной деятельности, особенно в сфере охраны окружающей среды, была бы неправомерной и этот вопрос должен решаться путем консенсуса и справедливости. С другой стороны, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заявлял, что прокладка подводных трубопроводов по дну Каспия должна осуществляться с согласия лишь тех государств, через участки дна которых они будут построены, подразумевая Азербайджан и Туркменистан. Следовательно, остальные государства к этому не причастны. Но как же тогда вопросы судоходства? Это будет мешать. А вопросы охраны окружающей среды в зоне Каспия, кстати, очень чувствительной? Ведь выхода к мировому океану этот бассейн не имеет, следовательно, любое загрязнение, отравление окружающей среды (а это неизбежно при нефтедобыче, прокладке трубопровода или его прорыве) будет не только делом Азербайджана и Туркмении. Оно затронет интересы всех пяти стран. Подобный подход противоречит международному праву, потому что для закрытых бассейнов  не имеющий естественного соединения с Мировым океаном морское право никоим образом не применимо. Следует отметить, что прецеденты по строительству подводных газопроводов уже существуют: например, «Северный поток» по дну Балтийского моря. Кроме того, планируется строительство «Южного потока» по дну Черного моря».

Таким образом, вот уже более пятнадцати лет ведутся трудные переговоры между прикаспийскими государствами по разработке проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.

Следующим вопросом, который оказывает свое влияние на политику Каспийских стран, – это формирование энергетической безопасности. В этом плане активную роль в регионе играют страны Европейского Союза. Безопасность энергетических поставок является для стран ЕС вопросом стратегической важности, а потенциал Каспийского региона вызывает особый интерес. Вовлечение ресурсов Каспийского моря в систему энергоснабжения ЕС соответствует планам по диверсификации нефтегазового импорта. 

Политика энергетической безопасности Евросоюза в отношении Каспийского региона формировалась в результате действия нескольких факторов:

острая и всевозрастающая подавляющего числа государств-членов ЕС и Евросоюза в целом зависимость от импорта энергоносителей;

особая историческая заинтересованность в распространении и упрочении своего влияния в странах прикаспийского региона;

диверсификация поставки энергоносителей в целях ослабления подавляющей зависимости Евросоюза от импорта энергоносителей из России;

присоединение к Евросоюзу новых десяти государств, в результате которого к нему приблизились страны регионов Черного и Каспийского морей.

Первоначально политика ЕС в Каспийском регионе формировалась в рамках транспортных и энергетических проектов, которые должны были способствовать развитию транзитного коридора «Восток - Запад». Реализация таких программ, как TACIS, TRACECA и INOGATE предусматривает интеграцию транспортных систем бывших советских республик с аналогичными международными системами. При этом нужно отметить, что в 90-х гг. ХХ века Европа более активно развивала взаимоотношения с каспийскими странами в двустороннем формате. Исходя из этого, следует выделить следующие положения политики ЕС в первые годы после актуализации каспийской проблематики: коммерческая направленность деятельности европейских государств на Каспии; слабая вовлеченность в региональные процессы.

Сдерживающим фактором для ЕС является нежелание вступать в конфронтацию с Российской Федерацией, которая является крупнейшим поставщиком нефти и газа в Европу и для которой Каспийское море представляет зону естественных национальных интересов. Помимо этого, приоритетный интерес ЕС к транспортно-энергетическим проектам согласовывался с планами США по поиску альтернативных маршрутов доставки углеводородов в рамках трансатлантического сотрудничества.

 Однако с начала 2000-х гг. в Европе получили развитие механизмы общей внешней политики, что привело к изменению системы приоритетов ЕС. После оформления основ Европейской энергетической политики наметился переход от экономической составляющей взаимодействия с государствами Каспийского региона к политическим аспектам сотрудничества. Данный процесс нашел свое отражение в принятой стратегии нового партнерства между ЕС и странами Закавказья. 

Исходя из этого, на современном этапе ЕС ставит перед собой следующие задачи: продолжить формирование единого европейского подхода к политике в акватории Каспийского моря; очертить круг своих интересов в регионе, отделив европейский вектор от американского; расширить сотрудничество ЕС со странами региона в транзитно-транспортной сфере по линии «Восток - Запад», а также в области энергетики; способствовать реализации проектов по строительству трубопроводов из Каспийского региона в государства Европы. 

Стремясь сформировать Транскаспийский – Трансчерноморский энергетический коридор для транспортировки каспийского энергосырья в 2002 г. ЕС предложил к реализации газовый проект  HYPERLINK "http://www.webeconomy.ru/index.php?page=cat&cat=mcat&mcat=223&type=news&p=2&newsid=1472" Nabucco. В 2006 г. министры энергетики заинтересованных в проекте стран, а именно: Австрии, Венгрии, Румынии, Болгарии и Турции, достигли договоренности о принципиальном согласии участвовать в строительстве трубопровода, а в июле 2009 г. стороны подписали Межправительственное соглашение по проекту Nabucco, наметив начало строительных работ на 2011 г. Однако дата начала строительных работ неоднократно переносилась ввиду причин как техническо-экономического, так и геополитического свойства. 

В 2007 г. Евросоюз окончательно сформулировал свою политику в области энергетической безопасности. Одной из основ этой политики в отношении Каспийского региона являлось присоединение энергетических рынков этого региона к европейскому внутреннему энергетическому рынку. Методом достижения этой цели избрано постепенное распространение европейского внутреннего энергетического рынка за пределы Евросоюза посредством создания из окружающих стран энергетических «колец». Также приоритетами политики Евросоюза в энергетической безопасности будут:

поддержание с его основными партнерами двустороннего и регионального энергетического партнерства, включая постепенное распространение принципов внутреннего энергетического рынка посредством европейской политики соседства и эффективного использования финансовых инструментов для обеспечения энергобезопасности Евросоюза;

заключение в долгосрочной перспективе энергетического договора между Евросоюзом и, по возможности, всеми странами, на которые распространяется европейская политика соседства;

использование действующего Договора Энергетического сообщества как основы для всех появляющихся региональных энергетических рынков и постепенное его распространение за пределы Евросоюза.

Таким образом, приоритетом ЕС в долгосрочной перспективе является создание разветвленной структуры маршрутов поставок энергоресурсов в регион.

Однако в отличие от других стран, на которые распространяется европейская политика соседства и которые Евросоюз намерен вовлечь в свой внутренний энергетический рынок, в отношении прикаспийских государств действует энергетическая политика, имеющая существенную особенность. Эта особенность заключается в том, что параллельно распространению своего влияния в этих странах Евросоюз стремится заместить собой Россию.

Говоря о вопросах экологической безопасности Каспийского региона, следует отметить существование угрозы экологической катастрофы. По оценкам ведущих экспертов ООН, при сохранении темпов развития негативных процессов в мире в области экологии (загрязнение атмосферы и водных ресурсов, уничтожение флоры и фауны во многих бассейнах мира, особенно остро эта проблема относится к Каспийскому морю, снижение объемов производимого продовольствия, нарушение генетического фонда и т.д.) мир может потерпеть экологическую катастрофу уже в этом веке. На третьем Каспийском саммите 18 ноября 2010 г. в Баку в совместном заявлении отмечалась важность защиты целостной экосистемы Каспийского моря и поддержки расширения сотрудничества в решении экологических проблем. Однако в обозримом будущем широкомасштабное освоение углеводородных запасов Каспийского моря неизбежно превратит его в техногенную зону с высокими рисками экологической катастрофы. Загрязнение и вероятность техногенных катастроф могут иметь для Каспия необратимые экологические последствия.

Обратите внимание, что ни одно государство региона не имеет полноценной аварийной службы для ликвидации последствий масштабных аварий и разливов нефти. В случае такой катастрофы остается уповать на помощь из-за рубежа. До сих пор, при большом количестве принимаемых «экологических» решений и планов, отсутствует система контроля за их результативностью. В связи с этим важно создать единую систему управления прикаспийских стран по охране окружающей среды на Каспии.

Таким образом, идея прокладки транскаспийского трубопровода по дну Каспийского моря в одностороннем порядке без согласования и участия России, Казахстана и Ирана может привести к непредсказуемым последствиям в регионе, поскольку никто не знает точного геологического строения и рельефа дна Каспия в условиях сейсмической активности и продолжающихся тектонических процессов. Одно из самых сильных, но далеко не последних землетрясений, произошло в азербайджанском секторе Каспия 6 февраля 2012 года.

По мнению экологов, в том числе и российских, прокладка трубопровода по дну моря, которое находится в шестибалльной сейсмической зоне, крайне опасна: разрыв трубы в замкнутом водном бассейне может привести к полному загрязнению Каспия. Однако прибыль, которую планируют получать западные иностранные компании в случае реализации проекта, пока является более весомым аргументом для мирового сообщества, чем экологические проблемы Каспийского региона.

Далее следует рассмотреть вопросы военно-политической безопасности. Как известно, этот регион является стратегически важным с точки зрения защиты национальных интересов России. И как отмечается в военной доктрине России от 2010 г., одной из угроз является развертывание (наращивание) воинских контингентов иностранных государств (групп государств) на территориях сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками государств, а также в прилегающих акваториях.

В последние годы США и их союзники по НАТО активно пытаются установить свое военное присутствие на Каспии. Конечно, с международно-правовой позиции, США и НАТО, размещая военные базы на Каспии, не нарушают основных принципов международного права, так как действуют с открытого согласия стран региона, но для интересов России неприемлемы любые отношения в сфере обеспечения безопасности Каспийского региона, где одной из сторон является США. Такой же позиции придерживается и руководство Иранской Республики, где присутствие в каспийской акватории военно-морских сил третьих стран неприемлемо. Эти принципы нашли свое отражение в соглашении о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, заключенном на третьем Каспийском саммите в Баку. В соглашении отмечалось следующее:

обеспечение безопасности на Каспийском море является прерогативой прикаспийских государств;

Каспийское море является морем мира, дружбы и сотрудничества. Все вопросы на Каспийском море будут решаться прикаспийскими государствами исключительно мирными средствами;

обеспечение равных условий безопасности для прикаспийских государств имеет особое значение.

Однако следует отметить, что попытки США неоднократно пытались создать военно-морские силы совместно с прикаспийскими странами. Например, инициатива США по созданию военно-морской группировки (Caspian Guard) совместно с Азербайджаном и Казахстаном для охраны трубопроводных проектов и повышения способности предотвращать и при необходимости реагировать на терроризм, распространение ядерного оружия, и торговлю людьми. Однако эти попытки пока не встретили поддержки среди прикаспийских государств. Также стоит уделить внимание новой стратегической концепции безопасности США 2013 г. где особая роль в Каспийском регионе отведена укреплению потенциала НАТО, который может быть задействован в решении новых вызовов и угроз безопасности. Также в документе говорится, что США должны уделять особое внимание странам-партнерам по НАТО и помогать в укреплении их безопасности, принимать активное участие в совместных операциях. Угрозы безопасности в регионе, по мнению США, могут исходить от иранской ядерной программы. Развитие этих событий не может не беспокоить Россию и Иран, так как предпринимаются активные шаги по вытеснению России с побережья Каспийского моря и дестабилизации ситуации в регионе.

Россия сталкивается с необходимостью быстрого реагирования на новые региональные вызовы на Каспии, связанные с ростом преступлений, совершаемых на море, таких как браконьерство, наркотрафик, торговля людьми, контрабанда, а также увеличение угрозы террористических актов. В то же время в России до настоящего времени отсутствует развернутая стратегия в Каспийском регионе, что сказывается на эффективности защиты национальных интересов в Каспийском регионе. Отсутствие согласованной стратегии у прикаспийских стран по существующим и новым вызовам и угрозам безопасности тоже накладывает на регион необходимость поиска новых путей формирования единых подходов к мерам доверия и безопасности.

Поиск решения проблемы укреплением мер доверия и безопасности в Каспийском регионе возложено на инициативу России по созданию на Каспии, военно-морских сил «КАСФОР» по аналогии с «БлэкСифор» – такими же силами, расположенными на Черном море. В ее цели должны были войти борьба с терроризмом, распространением оружия массового уничтожения, наркотрафиком, браконьерством, а также обеспечение сохранности доставки энергоресурсов. Однако у этой инициативы есть некоторые сложности в реализации. Например, инициативу по созданию КАСФОР поддержали все прикаспийские страны, кроме Туркменистана. Обсуждались также вопросы определения количества и качества личного состава, военной техники, судов, самолетов и т. д. Однако до сих пор участие прикаспийских стран в КАСФОР остается под вопросом. Возможно, по мнению этих стран, преобладание в КАСФОР российского влияния может ущемлять их суверенитет и военно-политические интересы. Даже заявления бывшего главнокомандующего Военно-Морским Флотом РФ адмирала Владимира Масорина, что «КАСФОР» направлен не против какого-то государства, а против организаций, тот или иной исповедующей террор, распространение орудия массового поражения, не повлияли на изменение отношения прикаспийских стран к реализации этого проекта.

Некоторые эксперты связывают эту инициативу в регионе четким посланием внерегиональным игрокам по размещению своих военных баз в регионе. На этот вопрос достаточно четко дал ответ Министр иностранных дел России С. Лавров: «Российское предложение о КАСФОР не противоречит получению военной помощи со стороны, но сдерживает двери для организации третьих сил. Мы просто многое потеряем, если откроем двери для чужого военного присутствия на Каспии. Опыт показывает, что пригласить иностранных военных легко, а гораздо труднее бывает потом добиться их вывода».

В этой связи основная задача России как страны заинтересованной в обеспечении стабильности и безопасности на Каспии убедить региональных партнеров в выгодности и необходимости данной инициативы.

Говоря о мерах доверия и безопасности в Каспийском регионе, следует остановиться и на инициативе России по созданию Организации Каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС), про которую в последнее время мало говорится. ОКЭС могла бы стать эффективной региональной организацией в условиях, когда у стран действительно много потенциальных сфер для сотрудничества. Кроме того, в настоящий момент нет такого международного объединения, где были бы представлены все пять прикаспийских стран. И опять эта инициатива нашла поддержку у всех прикаспийских стран, кроме Туркменистана. Однако когда эта инициатива только была выдвинута, ее не поддержали Азербайджан и Казахстан по ряду причин, в том числе из-за не определенности правового статуса Каспия. Также на реализации этого проекта сказывалось отсутствие окончательного соглашения по разделу южной части Каспийского моря, где продолжается урегулирование вопросов между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном в сфере экономического освоения акватории, безопасности и экологии. При этом на севере Каспия Россия, Казахстан и Азербайджан фактически достигли компромисса.

С точки зрения укрепления региональной безопасности на Каспии, ОКЭС, возможно, – единственный выход в сложившейся обстановке между прикаспийскими странами.

Во-первых, эта организация могла бы способствовать более эффективному решению вопросов экономического взаимодействия, оперативному реагированию на новые вызовы и угрозы в регионе, и, в конечном итоге, выходу на новый уровень по вопросу урегулирования правого статуса Каспия. Во-вторых, о необходимости такой организации говорит и то, что в регионе активно пытаются действовать внерегиональные акторы, такие как США, ЕС и Китай, которые продвигают в регионе свои экономические и геополитические интересы, балансируя на противоречиях прикаспийских стран и тем самым ослабляя уровень доверия и безопасности в регионе. Учитывая «особое отношение» Запада и значительной части мирового сообщества к Ирану с его ядерной программой, исключать возможность боевых действий против него и развязывания локального военного конфликта было бы опрометчиво.

Таким образом, можно сказать, что создание ОКЭС станет большим шагом вперед в укреплении системы безопасности в регионе и послужит началом для реализации других региональных проектов каспийской пятерки.

*****

Интерес мировой политики к Каспийскому региону будет с каждым годом только увеличиваться. Он по-прежнему останется центром столкновений геополитических стратегий региональных и внерегиональных держав, где каждая из сторон будет пытаться завладеть определенным рычагами влияния на политику прикаспийских стран и получать от этого свою выгоду.

Тревожным моментом можно считать рост милитаризации региона. Ведь не случайно некоторые эксперты предсказывают, что Каспий может превратиться в ближайшем будущем в один из самых нестабильных регионов мира. Ажиотаж вокруг энергетических ресурсов Каспия придает толчок формированию военно-политических противоречий в регионе. Также отдельное напряжение придает противостояние между США и Ираном. Эти проблемы в какой-то мере вызывают напряженность в отношениях между прикаспийскими государствами. Однако эффективной системы обеспечения безопасности на территории этого региона прибрежными государствами до сих пор не создано, как не создано и определенной международно-правовой базы их сотрудничества.

Считается, что прикаспийской пятерке необходимо активизировать свою внешнюю политику по созданию региональной организации, занимающейся проблемами безопасности и сотрудничества на Каспии. Ведь решение проблем в регионе на многостороннем уровне будет оказывать благоприятное воздействие на стабилизацию обстановки на Каспии. Уже высказана поддержка по реализации инициатив в укреплении мер доверия и безопасности в регионе. Однако в связи с продолжающимися спорами вокруг определения статуса Каспия реализация данных инициатив откладывается. В этой связи Россия могла более активно играть роль стабилизирующего фактора в регионе и помогать в выработке принятия решений по спорным вопросам.

В заключение следует отметить, что в 2014 г. в России должен пройти четвертый Каспийский саммит. Несмотря на то, что в регионе у всех участников разные подходы и видения в решение проблем безопасности, на этот саммит возлагаются большие надежды по продвижению российских региональных инициатив в сфере безопасности и созданию долгожданной организации по вопросам сотрудничества и безопасности прикаспийских стран.

Для российской стороны очень важно подготовить к намеченному на середину 2014 г. саммиту «прикаспийской пятерки» конкретную программу по закреплению и совершенствованию разработанных на саммите в Баку мер доверия.

Главными стратегическими задачами для нас должны быть, как представляется, следующие:

- недопущение втягивания прикаспийских государств в ареал большей нестабильности, максимальное блокирование внешнего негативного влияния;

- совершенствование механизма оперативного и стратегического взаимодействия национальных органов безопасности по противодействию военно-силовым угрозам и вызовам;

- взаимный учет и адаптация инициатив и стратегий экономического сотрудничества для региона исходящих из ЕС, ЕврАзЭС, СНГ, ШОС, других многосторонних институтов;

- принятие мер гуманитарного, информационного характера для сохранения «светского культурного кода» власти и общества в странах региона;

- вовлечение прикаспийских государств, политического сообщества этих стран в диалоговые, экспертные механизмы, что позволит создать большую информационную прозрачность и более адекватную оценку ситуации и необходимых мер по обеспечению стабильности и безопасности в регионе.

Важным базовым элементом российской позиции на предстоящем в Астрахани саммите могло бы стать предложение о разработке совместного механизма урегулирования конфликтов, призванного решить ряд взаимосвязанных задач, а именно:

- сформировать систему конфликтогенного мониторинга и превентивных (предотвращающих вооруженный конфликт) действий,

- наладить эффективное международное посредничество без участия внерегиональных государств,

- выстроить механизм принятия политических решений по вмешательству в конфликты (что необходимо для легитимации вмешательства),

- сделать возможный адекватный выбор уровня и формата международного вмешательства,

- обеспечить создание и поддержание арсенала средств вмешательства (от гуманитарной помощи до военной силы),

- предусмотреть меры пост-конфликтного урегулирования, стабилизации, гуманитарной помощи, реконструкции мирной жизни в конфликтном регионе,

- организовать обращение к проблеме ликвидации корней конфликта (социальных, экономических, политических и др.) для предотвращения его возобновления.

Нам представляется, что принятие подобной программы действий российской делегации на предстоящем саммите способно закрепить позитивные решения Бакинского саммита и обеспечить дальнейшее закрепление курса на разработку кодекса доверия и сотрудничества в этом важнейшем для России регионе.

Аннотация:

Автор статьи анализирует основные проблемы, связанные с урегулированием правового статуса Каспийского моря, и геополитические интересы региональных и внерегиональных игроков (США, НАТО, ЕС, Турция, Россия, Иран, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан).Особое внимание в статье уделяется вопросам безопасности в Каспийском регионе. Освещены основные проекты и инициативы по мерам доверия и безопасности в Каспийском регионе, рассмотрены вопросы военной, энергетической и экологической безопасности в процессе формирования новой системы безопасности в регионе.

Автор отмечает возрастающую роль региона в мировой политике благодаря не только запасам углеводородов, но и расположенностью в ключевом, с точки зрения стратегических интересов мировых держав, месте.

Annotation:

The author analyzes the main problems related to the settlement of the legal status of the Caspian Sea, and the geopolitical interests of regional and extra-regional players (the U.S., NATO, the EU, Turkey, Russia, Iran, Kazakhstan, Azerbaijan, Turkmenistan).

Particular attention is paid to security issues in the Caspian region. Highlights the key projects and initiatives on confidence and security in the Caspian region, issues of military, energy and environmental security in the process of creating a new system of security in the region.The author notes the increasing role of the region in world politics not only because of hydrocarbon reserves, but also located in that, from the point of view of the strategic interests of world powers.

Список литературы:






Похожие работы:

«УТВЕРЖДЕНО Решением Общего собрания Акционерного Общества "Экспресс" от 14.06.2016 протокол № 1.ПОЛОЖЕНИЕО РЕВИЗИОННОЙ КОМИССИИ (РЕВИЗОРЕ)АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "ЭКСПРЕСС" 1. Общие положения1.1.Настоящее положение о Ревизионной комиссии (Ревизоре) ("Положение") Акционерного Общества "Экспресс" ("Общество") разработано...»

«Причины проявления агрессии в детском возрасте Фомиченко А.С., аспирант Института социологии образования Российской академии образования, старший преподаватель кафедры социально-гумманитарных дисциплин Москов...»

«Инструкцияпо сбору форм статистической отчетностив шаблонах MS Excel Оглавление TOC \o 1-3 \h \z \u 1.Общие сведения PAGEREF _Toc339968701 \h 22.Ввод формы вручную PAGEREF _Toc339968702 \h 21.1.Заполнение титульного листа PAGEREF _Toc339968703 \h 41.2.Ввод значений формы PAGEREF _Toc339968704...»

«-290618-457623представлял собой регулярный источник сведений. Тогда ваши заказчики и сотрудники будут ждать его появления. услуги. Вы можете создать список почтовых адресов потенциальных заказчиков, например, на основе сведений из визитных карточек и информационных листков, собранных на презентациях. Можно заказать та...»

«Министерство общего и профессионального образования Ростовской области Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования "Донецкий сельскохозяйственный техникум" Методическая разработка урока "Сделаем наш город лучше!" по дисциплине "Иностранный язык" Составила преподаватель иност...»

«Межрелигиозный совет России выступил с заявлением о свободе слова и оскорблении чувств верующих 26 января 2015 года. Свобода и права человека всегда понимались нашими религиозными традициями как выражен...»

«1268095-9334500-693420-94615005015865-9398000 Case Porvoon Helmet Oy, Kristina Jurgens ja Ruta Srki Две студентки университета HAAGA-HELIA Рута Сярки и Кристина Юргенс делают проект касательно финского предприятия Porvoon Helmet Oy. Темой проекта явля...»

«Календарно-тематическое планирование для 10 класса по курсу "Основы предпринимательства"№ урока Название темы Кол-во часов Дата Основные понятия Требования к учащимся Мониторинг 1 Введение. 1 Понятие, сущность и экономическое...»








 
2018-2023 info.z-pdf.ru - Библиотека бесплатных материалов
Поддержка General Software

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.