INFO.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Интернет документы
 

«1.1. История шорского народа..4 1.2. Религия шорцев..10 1.3. Фольклор..16 1.4. Культовые обряды..22 Заключение..28 Список литературы..29 Введение Шорцы – тюркоязычный народ, живущий в ...»

Содержание

Введение…………………………………………………………………………..3

1.1. История шорского народа……………………………………………………4

1.2. Религия шорцев……………………………………………………………...10

1.3. Фольклор……………………………………………………………………16

1.4. Культовые обряды………………………………………………………….22

Заключение……………………………………………………………………….28

Список литературы………………………………………………………………29

Введение

Шорцы – тюркоязычный народ, живущий в юго-восточном углу Западной Сибири, главным образом на юге Кемеровской области: в Таштагольском, Новокузнецком, Междуреченском, Мысковском, Осинниковском районах, а также в некоторых районах Хакасии и Республики Алтай. Общая численность около 14 тысяч человек. Делятся на две этнографические группы: южную или горнотаежную. В начале XX века область проживания южных шорцев получила название «Горная Шория». Вторая группа – северные или лесостепные шорцы (так называемые «абинцы»). По антропологической классификации шорцев принято относить к уральскому типу большой монголоидной расы: в тоже время по ряду морфологических и краниологических признаков шорцы выходят за рамки как уральского, так и южносибирского антропологических типов. По языку шорцам наиболее близки чулымцы и алтайцы, по культуре – алтайцы и хакасы.

1.1. История шорского народа

Шорцы – коренные жители Кузнецкого Алатау Горной Шории, входивший в состав Кемеровской области. Это маленький народ, один из 30-ти народов, населяющих Сибирь, искусный в охоте и кузнечном ремесле. Многовековое владычество джунгар приучило их прятаться в тайге.



Академик В. В. Радлов, впервые выделив шорцев в отдельный народ, называл их потомками «енисейско-остяцких» племен. Подтверждением своей гипотезы он считал енисейскую топонимику в верховьях реки Томи, особенности антропологических признаков и умение шорцев, как и кетоязычных аринов, добывать и обрабатывать железную руду при их оседлом образе жизни в отличие от соседних тюрок.

Среди современников В. В. Радлова было распространено и другое мнение. Так, миссионер В. Вербицкий полагал, что «черневые татары» (куда он включал и шорцев) по происхождению или «финские племена, но слились с народностью монгольской», или «чудские финские племена, к которым впоследствии примешались и тюркские элементы». Для этнографа В. Г. Богораза шорцы вообще были реликтовым остатком древней культуры пеших охотников – потомков отюреченных палеоазиатов.

Необычную гипотезу о происхождении шорцев высказал основатель Новокузнецкого краеведческого музея Д. Я. Ярославцев. Согласно легенде, записанной им в низовьях Мрассу, шорцы – потомки богатыря Шуна, старшего сына первой жены царя Мол-кана с Тобола. Под давлением русских они, якобы переселились на Мрассу и Кондому через верховье Томи, Ортона и Шоры, от которой и получили свое название. В результате разделения шорцев на отдельные роды, расселения их по Кузнецкой тайге и контактов с различными «народностями» у переселенцев оформились их лингвистические и антропологические особенности.

Этнограф С. В. Иванов сближал рисунки на шорских бубнах и берестяной утвари с подобными изображениями у хакасов и телеутов. Орнамент на предметах утвари, одежде, тканях, поясах и рукавицах шорцев, по мнению автора, аналогичен орнаменту южных хантов, манси, нарымских селькупов о особенно кумандинцев, и выделяется им в общий тип. Скульптура шорцев (деревянные лошади, лодки с веслами, культовые куклы покровителей охоты) имеет много общего с подобными изображениями у кумандинцев, челканцев, тубаларов.





Наибольшее признание получили работы А. П. Дульзона, А. М. Абдрахманова и А. А. Бонюхова, которые выделили четыре субстратных пласта топонимов Горной Шории: южносамодийский, кетский, тюрко-монгольский и русский. Шорцы, по их мнению – «дорусская народность», пришедшая «откуда-то со стороны» в места своего нынешнего обитания, где она стала проживать совместно с находившимися здесь «с древних времен» кетскими и южносамодийскими племенами.

Крупнейший исследователь народов Южной Сибири Л. П. Потапов, кроме самодийского, угорского и енисейского компонентов, выделил древнетюркский.

То есть, по мнению исследователей, формирование народности шорцев происходило на территории с населением разнообразного состава, где на протяжении многих веков сменялись различные этнические волны. Когда и как это происходило, пытался выяснить лингвист Э. Ф. Чиспияков.

Но это выводы обобщенные. Нужен детальный анализ происхождения территориальных и родовых групп, составивших основу шорского этноса.

Первые русские исторические документы XVII века, а также специальные исследования А. Абдыкалыкова и В. Г. Карцова показали, что различные территориальные и родовые группы кузнецких татар, обитавших по правобережью верховьев Кондомы, а также выше порогов на Мрассу и татары в верховьях Абакана под обобщенным названием бирюсинцев входили в Алтырский улус енисейских кыргызов. С образованием в XVII веке Кузнецкого уезда и укреплением экономической и политической зависимости коренного населения от Русского государства и одновременным ослаблением и даже прекращением этнокультурных и других связей с кыргызами и телеутами, объединительные процессы между историческими предками шорцев стали усиливаться. Так как волости Кузнецкого уезда были чисто ясачными единицами с неопределенными территориальными границами, а само количество ясачных волостей колебалось из-за частых миграций населения в XVII-XVIII веках, то постоянной этнической территории просто не могло существовать. Только после 1837 года, когда верхнеабаканские родовые группы окончательно отошли к Минусинскому уезду, и особенно после образования Горно-Шорского национального района с его стабильными административными границами, определилась этническая территория, в пределах которой и могли завершиться этноконсалидационные процессы.

Только к середине 30-х годов XX века за этой этнической территорией кузнецких татар-шорцев закрепился географический термин – Горная Шория – горнотаежный район верховьев Томи между устьями рек Абашевой и Казыр и по Мрассу – от устья до ее верховьев по Кондоме – выше современного г. Осинники.

Шорский язык распространен в Кемеровской области: главным образом в северных предгорьях Алтая, в Кузнецком Алатау, вдоль реки Томь и ее притоков, на границе с Хакасской и Горно-Алтайской автономной областями. Язык относится к хакасской подгруппе северо-восточной группы тюркских языков. Имеет два диалекта: мрасский или «зекающий», легший в основу литературного языка (функционировал в 20-30-е годы) и кондомский «и» - диалект, распадающийся, в свою очередь, на ряд говоров. Фонологические особенности: гласные противопоставлены по долготе и краткости (оол – «сын», ое – «он», «тот»); смычные (краткие) и щелевые согласные выступают в начале и конце слова как глухие, в интервокальном положении как полузвонкие и звонкие (кон – «мешок», кобы – «его мешок»).

Предки шорцев занимались металлургией, кузнечеством, охотой, рыболовством, подсобным скотоводством, примитивным ручным земледелием и собирательством. Изделия из железа, сделанные шорскими кузнецами славились на всю Сибирь. Когда пришли русские казаки, они назвали шорцев кузнецкими татарами. Именно благодаря шорским кузнецам земля, которую они населяли, была названа Землей Кузнецкой, а затем Кузбассом. В XVII веке Южная Сибирь была покорена русскими казаками. Приводя шорцев в русское «подданство», русские воеводы вначале выдавали шорским паштыкам (старостам) владельные грамоты и указы, признающие и закрепляющие права шорцев на те или иные земли. Но когда Южная Сибирь была покорена полностью, эти земли были объявлены собственностью царя, а владельные грамоты были отобраны. Шорцы платили дань (ясак) русскому царю пушниной. Охотничьи территории были поделены между родами. После прихода русских шорцам было запрещено заниматься металлургией и кузнечеством, чтобы их противники – джунгары и киргизы не могли заказать у шорцев военные доспехи и снаряжение.

Предки шорцев жили родами. Отцовский род у шорцев управлялся на демократических началах. Во главе родовой общины стоял паштык, который выбирался на родовом собрании. Родовое собрание считалось высшим органом рода. Оно решало все важнейшие общие дела: выборы паштыка, раскладку ясака, принятие христианства. На общих собраниях происходили и судебные разбирательства, например, судили воров. Во время суда народ выбирал 6 человек, чаще умных стариков, которые вместе с паштыком судили. О своем решении спрашивали народ «чарак ба» (согласны ли?). Если большинство говорило «чарак» (согласны), то достигалось соглашение, если нет, то дело разбиралось снова. Решение, которое принималось на собрании, подлежало обязательному выполнению.

Поселения шорцев (улусы на севере и аилы на юге) были небольшими. Они состояли из нескольких низких срубных домов (юрт) с берестяной крышей. Они отапливались глинобитными очагами типа чувале. Временным жилищем служили: летом – одаг, коническая постройка из бревен и веток, прислоненных к дереву, крытое берестой; зимой – огне, каркасное жилище в форме усеченной пирамиды из бревен, досок, жердей, крытое ветвями или берестой, с очагом в центре. В настоящее время шорцы живут в срубных домах, сохраняются охотничьи жилища, юрты используются как летние кухни.

Мужская и женская одежда состояли из рубахи, штанов и халата с вышивкой у ворота или подоле. Зимой надевали несколько халатов. Обувью служили кожаные сапоги с длинными голенищами. Женщины носили платки, мужчины – шапки.

Во второй половине XIX века крупные изменения произошли и в социальной жизни. После отмены крепостного права в России бурно развивается буржуазия в Сибири. Из числа зажиточных шорцев вырастают шорские купцы – ростовщики. Народ стал жить под тройным гнетом: его грабит царское правительство, русские купцы и шорские купцы-ростовщики.

Важную роль в развитии шорского народа сыграла Алтайская Духовная миссия. Она началась в Горной Шории в 1858 году. Миссионер Василий Вербицкий много сделал для культуры шорского народа. Первая начальная школа в Шории была открыта миссией в селе Кузедеево и первым учителем был Василий Вербицкий. Первый шорский букварь был издан в Казани. Автором первого букваря «для шорцев восточной половины Кузнецкого уезда» являлся И. М. Штыгашев – друг и соратник Василия Вербицкого.

Грамотных шорцев стали готовить к концу XIX века. Миссия стала посылать в Казань для подготовки работников миссии из средств алтайцев и шорцев. В 1882 году на Алтай вернулись из Казани, окончившие шорскую семинарию писатель-шорец Штыгашев, и уже в 1888 году был создан центр по подготовке учителей, переводчиков в Бийске и туда посылали 15-ти и 16-ти – летних детей. Были организованы школы в Северной Горной Шории и обучение охватывало 100% детей и совершенно не было охвачено население Южной горной Шории.

По статистическим данным в 1900 году грамотные шорцы составляли всего 1%.

С середины 1920-х годов важную роль в формировании единого шорского самосознания сыграло всеобщее распространение грамотности с созданием шорского литературного языка на основе мрасского диалекта (функционировал в 20-30-х гг.).

В годы советской власти в 1926 году на территории, где проживали шорцы, был создан Горно-Шорский национальный район. За годы его существования многое было сделано в области образования шорцев, развития культуры, появилась национальная интеллигенция, стали выходить книги и учебники на шорском языке. Появились писатели, которые занимались переводами русской литературы на шорский язык и наоборот с шорского языка на русский. Они стали создавать оригинальную шорскую литературу – прозу и поэзию (Тотышев, Торбоков, Чиспияков, Арбачаков). С 1927 года по 1939 год были написаны и изданы учебники для семилетней школы, сделаны некоторые переводы русской классической литературы (А.С. Пушкин «Дубровский»), создан ученический русско-шорский словарь, появилась оригинальная литература на родном языке, издавалась районная газета «Кызыл шор».

В 1927 году вышел первый шорский букварь, издана учебная литература на шорском языке. Началось обучение на шорском языке. Создавались национальные кадры. В конце 20-х и 30-х годов советские вузы окончило довольно много студентов-шорцев в Ленинграде, Москве, Томске и Иркутске и даже Академию. Уже в 1935 году в шорских школах преподавали 64 учителя-шорца. В 1938 году вышел сборник шорской поэзии «Новая Шория», в который вошли стихи талантливого поэта и прозаика Ф. С. Чиспиякова.

Развитие литературного языка было прервано после упразднения автономной Горной Шории в 1939 году. В 1938 году большинство окончивших вузы шорцев были репрессированы. В 1939 году Горно-Шорский национальный район был ликвидирован. Вскоре прекратилось издание книг и газет на родном языке, а также преподавание шорского языка в школах. Закрывались школы, и литература на шорском языке уничтожалась. Во время репрессий, а затем войны были уничтожены лучшие представители шорцев.

В конце 80-90-х годов началось движение за возрождение шорского народа, его языка, культуры. Были созданы общественные организации в городах и Ассоциация шорского народа. Благодаря их работе, в городских администрациях были введены должности заместителей глав администрации по национальному вопросу, был создан областной комитет по национальному вопросу. В 1991-1995 гг. была открыта кафедра шорского языка, стали переводиться на шорский язык книги, стали проводиться праздники Пайрама, в школах стали преподавать шорский язык.

оРоссии, России бурно развивается бупржуазия в Сибири.

1.2. Религия шорцев

При принятии христианской религии шорцы стали двоеверцами.

Христианство. К началу XX века большинство коренных жителей верховья Томи официально исповедовало православное христианство. Среди них стала распространяться и грамота. В немалой степени этому способствовала деятельность миссионера Василия Вербицкого, который около четверти века провел в Кузнецкой тайге.

А начал он с того, что 13 декабря 1858 года прибыл в село Кузедеево в низовьях Кондомы, где в течение двух лет построил на средства Алтайской духовной миссии деревянную церковь и небольшую школу для «инородческих детей».

Алтайская миссия постепенно охватывала своим влиянием всю Кузнецкую тайгу. К 1885 году общее количество крещенных составляло уже 14062 человека. Вслед за кузедеевской стараниями учеников В. Вербицкого были открыты православные церкви в селе Кондомское (1894 год), улусах Усть-Анзас (1880 год), Очаевский (1890 год), Мотур (1905 год).

Методы распространения христианства были самые различные – от прямого принуждения до введения различных льгот для «новокрещенцев» - бесплатная раздача хлеба, летнее освобождение от всех налогов, выборы паштыков только из их числа. Крещение проводилось как в самой церкви, так и за ее пределами – на берегах местных рек во время ежегодных миссионерских поездок по тайге. В посещаемых улусах В. Вербицкий поощрял строительство бань, распространял передовые методы ведения хозяйства, новые методы врачевания, защищал «новокрещенных чад» от произвола царских чиновников и местных торговцев.

В. Вербицкий старался использовать наиболее приживаемую практическую культовую сторону религии – обряды, переплетающиеся с бытом, социальными потребностями, привлекающие своей психологической и эстетической стороной. Христианские догмы отходили в этом случае на второй план, и их сущность оставалась непонятной. Главным богом у шорцев стал Николай Угодник, а не Христос, т.к. в Кузедеевской церкви хранились святые мощи Николая Чудотворца. Христианство сливалось с традиционными представлениями шорцев, наслаивалось на них, создавало картину религиозного синкретизма. Так, в мифологию шорцев вошли персонажи и сюжеты из библейских сказаний: Адам, Ноев ковчег. У населения появились христианские атрибуты: нательные кресты, иконы, надмогильные кресты. Иконы ставили не только в парадном углу, но и при въезде в улус.

Однако до конца так и не удалось искоренить языческие религиозные обряды и верования. Вплоть до коллективизации шаманы продолжали играть роль немаловажную в общественной жизни, особенно «верховских шорцев». Наряду с шаманизмом продолжали существовать и прежние родовые дошаманские культы огня, гор, медведя. Моление в этих случаях осуществлялось без участия шамана с произвольными для каждого случая словесными действиями.

Шаманизм и традиционные верования. Согласно традиционному мировоззрению шорцев мир был разделен на три сферы: небесную землю, где находится высшее божество Ульгень, среднюю землю, где живут люди, и земля злых духов, подземный мир, где властвует Эрлик. С участием шамана проходили традиционные моления верховному божеству Ульгеню.

Согласно традиционных представлениях о божествах и духах во владениях высшего божества – Ульгеня имеется 9 небес. На первом, самом нижнем небе «кошкан» помещается молния «сарыджи» - плеть для бело-сивого коня Ульгеня, гром – удары этой плетью. В средине первого неба живет его хозяин «санчи», у него свой дом, жена, дети. Второе небо называется «кок кур» - синий пояс, здесь помещается синяя часть радуги «тенгри-челизе». Третье – «кызыл-кур» - красный пояс, четвертое – «кыр-кур» - серый пояс, пятое – «кектамош-кур» - голубой пояс, а шестое – «кызыл тенгри» - красное небо. Там живут красные женщины. На седьмом небе находятся луна и звезды, на восьмом – солнце, на девятом живет Ульгень – доброе верховное божество.

Ульгень совместно со своим братом Эрликом, который в шорской мифологии олицетворяет злое начало, сотворили мир и человека. Согласно легенде Ульгень сотворил солнце, луну, звезды, ровную землю и на ней реки. Эрлик – злое божество – поставил на земле горы. Затем Ульгень создал птиц и зверей, потом человека, но душу его, как ни старался создать, не мог. Он позвал Эрлика и попросил помочь, на что тот ответил согласием, но с условием, что «сделанная» им душа будет принадлежать ему, а телом пусть владеет Ульгень. Поэтому шорцы верили, что Ульгень и Эрлик равны между собой и их власть над человеком одинакова. Счастье, здоровье и богатство человека – это воля двоих, а не одного существа. Даже очевидное зло: болезни, несчастье – определяются обоими началами.

Согласно легендам, Эрлик по воле Ульгеня был изгнан с поверхности земли в подземный мир, где он властвует. В подчинении Эрлика находятся его помощники «айна». Это злые духи, которые забирают душу человека, чем причиняют ему болезнь или смерть. В нижнем мире находится и загробный мир, где обитают души умерших людей «кер-месы», служащие, как «айна», Эрлику.

Человек обитает на средней земле в соседстве с многочисленными духами – хозяевами мест: тайги, гор, рек, озер. Наибольшим почитанием у кузнецких татар пользовались «таг эзи» - духи гор и «суг эзи» - духи воды. Эти духи представлялись в образе мужчин-охотников. Водный дух часто виделся в образе рогатого черного человека. «Таг эзи» считается не только хозяином горы, но и хозяином тайги со всеми ее обитателями. Звери и дичь воспринимались как его подданные.

Наряду с почитанием духов – владельцев промысловых зверей бытовала вера в духов, способствующих охоте. Перед большой охотой им ежегодно устраивались специальные моления. На реке Мрассу существовало два типа их изображений – одноголовые и двухголовые. В первом случае изображается мужчина с большой головой в виде овала, с короткими выступами вместо рук. К голове прикреплялись кусочки меха. Особенностью лица было наличие длинного, прямого и широкого носа и круглых медных глаз. Второе изображение представляло собой два одинаковых по размеру овала, соединенных короткой и тонкой перемычкой.

На Кондоме почитали духа охоты «шалыг». Он изображался в виде мужа и жены, причем одна нога мужского изображения делалась короче другой, отчего «шалыг» считался хромым. Хранили изображение духов в холщовом мешке или берестяной коробке в амбаре. Перед промыслом их заносили в дом и оставляли там до окончания промысла, угощая «аракой» и «талканом».

На Кондоме еще одним покровителем охоты считался дух «сарыс». Его изображения в виде шкурки колонка или небольшой холщовой тряпочки помещали на деревьях вдоль таежной тропы, за улусом и также «кормили» перед промыслом.

Каларцы осенью перед охотой почитали дух «тер-кижи» - «человека переднего угла». Его берестяное изображение имело вид человеческого лица с носом из дерева и глазами из свинцовых бляшек, с бородой и усами из беличьего хвоста. При кормлении «духа» приносили из амбара в дом и помещали в переднем углу. Перед ним ставили берестяной двухведерный туес с «абырткой» и тарелку каши. Кормление сопровождалось камланием и обильной пирушкой.

Религиозное наполнение охотничьего промысла было настолько обильным, что сам промысел представлялся чем-то священным. По дороге охотники останавливались у подножия гор и «кормили» духа «таг эзи», брызгая кругом «абыртку» и приговаривая: «В старину отцы наши ходили, теперь мы, молодое поколение, остались, мы, молодые парни, обращаемся, не утомляйтесь нашими просьбами…».

Общение с духами и божествами происходило через посредника – шамана – особого избранника божеств. К услугам шамана прибегали очень часто: при болезнях, во время похорон, перед охотой, при сборе урожая. С участием шамана проходили традиционные родовые моления верховному божеству Ульгеню.

Представления о Горе, как об оси мира, переносились на ту или иную конкретную гору, которая своей высотой и другими особенными свойствами выделялась среди прочих. На такой горе обитали духи – покровители шамана, поэтому его судьба на всю жизнь была связана с такой горой.

«Языковой подготовке» отводилось большое место в процессе становления шамана у тюрко-монгольских народов Сибири. Владение размером и ритмом шаманского стиха, знакомство с персонажами иных миров, развитие искусства импровизации – все это определяло в дальнейшем уровень мастерства шамана. Наиболее яркая часть камлания – это призывание шаманом своих духов – помощников. Особое место здесь отводилось их речевым характеристикам. Чем сильнее был шаман, тем шире и богаче была его звуковая палитра. Изображая своих собеседников, он прибегал к тайному «темному» языку, явной абракадабре, эффектам чревовещания и имитации. Его устами обитатели иного мира говорили на языке природы. Их голосами были птичье пение и крики зверей.

«Все духи шамана, - как писала И. Д. Хлопина, - «говорят на языке, который понимали только сами. Во время камлания он разговаривает с ними на их языке, часто произнося нечленораздельные звуки, похожие на мычание, лай, кряканье утки, на голоса диких зверей». Степень овладения этим языком, способность к перевоплощению в «природное существо» во многом определяли творческий диапазон шамана. Обращаясь к верховным покровителям, свой голос он уподоблял голосу поющей птицы. Образ птицы был зримо явлен и в ритуальном облачении шамана. Исследователи неоднократно отмечали орнитоморфные черты и оформление костюма и шапки у шаманов Южной Сибири. Жгуты, пришиваемые по нижнему краю рукава шаманского кафтана алтайцев назывались как «канат воздушное крыло», а у западных тувинцев шаманский костюм «в целом символизировал птицу, птичью шкуру». Обязательной частью облачения хакасского шамана были крылья и голова орла или кукушки. Птицы – ворон и филин – по представлениям хакасов, служили воплощением бродячих, не принимаемых нигде – ни на земле, ни на небе – душ шаманов. Гусь, ворон, беркут, кукушка помогали шаманам во время камлания. Птичье пение как один из языков иного мира становилось «превращенным» языком шамана. Только такой язык мог служить средством общения в ситуациях, где прямое общение не было возможным. Наконец, имитация птичьего пения помогала шаману обрести тот облик, в котором он мог бы достичь неба.

Шаманизм охватывал все стороны жизни шорцев: без камлания не начинали и не кончали охоты, камланием встречали весну, камланием же отмечали крупные семейные события. И все же главенствующее значение шаманизма среди шорцев – терапевтическая, причем сеансы его строились по особой схеме, имели чрезвычайно оригинальные особенности. Камы (шаманы), носители высшей лечебной силы, пользовались огромным авторитетом среди шорцев. В большинстве случаев шаманов боялись. От них зависело «допустить болезнь», помешать успешному промыслу. Немногочисленные шаманы передавали свое ремесло по наследству.

Многие из них являлись носителями истерических припадков, поскольку многочасовой акт камлания требовал огромного нервного напряжения.

Некоторые шаманы уверяли, что они совершенно не учатся камлать, но порядок камлания, отличаясь в деталях, строился по основной схеме. Во всех случаях шаман находился в зависимости от добрых, и главным образом, злых духов.

Первая часть «терапевтического камлания» состояла в вызывании поочередно «духов» - покровителей шамана. Беседа с главным духом, а в некоторых случаях борьба непосредственно с вредителями («айной») составляло продолжение и законченную часть действия. Прежде чем камлать над больным, шаман осматривал его, определял возможный исход болезни, щупая пульс и оценивая приблизительную температуру. Только в том случае, если болезнь «зависела от злых духов» шаман объявлял, что он намерен вступить с ними в борьбу. Заунывно вызывал духов и доходил до нечленораздельной речи, вскрикиваниями, подергиванием, припадками. Бессвязная речь переходила в буйство. Медленные удары бубна учащались и уже грохотали. Считалось, что шаман вступил в контакт с духами, и духи помогут в разрешении этих проблем.

1.3. Фольклор

Народ, не имевший своей письменности, живший оторвано от других народов, имеет лишь одно средство выражения своих чаяний – слово. Шорцы необычайно богаты устным народным творчеством, фольклором, имевшим свою многовековую историю и традиции. В долгие зимние вечера не было большей радости в шорских улусах, чем послушать пение кайчи (сказителя), гортанный его голос, простая мелодия и сказочные подвиги его героев покоряли воображение не только детей, но и взрослых.

В основном шорский фольклор отражает охотничий промысел – основную хозяйственную деятельность шорцев и выросшие на этой основе производственные и социальные отношения, распевающий красоту природы Горной Шории.

Моя тайга с ветвистой головой,

Тебя качает ветер верховой,

Тайга, ты – дом для вольного зверья

И родина охотничья моя

(С. С. Торбоков)

В начале XVII века у северной части шорцев, живущих на реке Томи, низовьях Мрассу и Кондомы, главным занятием было кузнечество. В одной из шорских легенд рассказывается: было это давным-давно, когда тайга и горное эхо не слышали выстрелов ружья, не знали лука, железных капканов. Стрела и лук, деревянный тергей – вот и все, с чем выходили охотники на зверя и птиц.

В тайге на берегу Мрассу жили три брата – охотники шор-анчи. Добыча 2-х братьев была богатой, а третьему брату удачи не было. Пищей были коренья кандыка и стебли ревеня. «Видно, хозяин тайги на меня разгневался» - решил охотник и остатками пищи угощал деревянного божка Шалыга – злого духа тайги. Однажды, когда он в песнях уговаривал злого Шалыга,в полночь по тайге ветер пронесся. Возле костра шор-анчи незнакомый человек вдруг появился с зелеными волосами и в каменных сапогах. Послушал песни бедного шор-анчи и говорит: «Птицу и зверя добыть не можешь, оттого и печалишься. Пойдем со мной – богатым будешь». Охотник пошел за ним. Они поднялись на вершину одной горы, перед ними каменные двери открылись. «Видно это хозяин гор» - подумал охотник и совсем испугался. Хозяин гор угостил охотника жгучей водой, взял большой мешок, насыпал в него камней и сказал: «Этот подарок мой даст тебе силу и славу». Но охотник глядел на звериные шкуры и меха и думал: «Если бы дал он хоть немного этих мехов. Зачем мне камни, разве камни дают богатство?». Хозяин гор дал ему второй мешок и велел наполнить его шкурами: «Унесешь ли оба мешка?» - спросил хозяин гор. «Разве я не мужчина, чтоб не унести. Унесу» - шор-анчи говорит. – «Смотри мешок с камнями не бросай, камни тебе великую силу дадут». Но по дороге шор-анчи бросил подаренные камни. Хозяин гор, найдя в тайге мешок с камнями, глубоко под землю его упрятал. По дороге он обронил один камень. Его нашел бедняк шор-анчи. «Такого тяжелого камня мне еще не случалось поднимать» - подумал он и принес его к своему шалашу. Люди увидели этот камень, сказали, что надо его испытать огнем. Охотник положил камень в жаркий огонь. Из раскаленного камня потекло железо. Охотник показал железо всем людям тайги. Люди пошли искать гору, откуда был камень, родивший железо. Они нашли эту гору и назвали ее Темир-Тау – Железная гора. С этой поры люди, населявшие эту землю, где находится Темир-Тау стали называть себя темир-узы-кузнецами.

Издревле шорцы занимались металлургией, на это указывают многие легенды. Однажды в Мундыбашской котловине, охотясь, люди увидели старика на восточном склоне горы. Он сидел на гранитной площадке и равномерно раскачивал мех. Из ямы, вырытой и покрытой глиняным колпаком, вырывались ярко оранжевые языки пламени. Время от времени старик бросал в отверстие ямы какой-то темный порошок. «Скажите, дедушка, как тебя звать?» - «Отец и мать дали мне имя Калар». – «А что за пищу ты варишь на жарком огне?». – «Это не пища. Я нашел камень, дающий железо. Хочу сделать себе новую рогатину». – «Разве камень может дать железо?». Когда же Калар отлил железо, их сомнения рассеялись. Калар поведал сородичам тайну досель неизвестного ремесла, указал горы, где имелись железные камни. А когда старик умер, охотники назвали свой род Каларом. Что только не делали калары из железа. Сюда шли шорцы соседних родов, чтобы перенять опыт удалых мастеров.

Фольклор у бесписьменного народа уводит нас в древность, в ушедшие безвозвратно времена. Живое слово фольклора доносит до нас из тьмы веков события, переживания и характеры людей. Из фольклора мы узнаем, что там, в страшно глухой и темной сердцевине Азии, было то же, что и везде: братоубийственные войны и предательства, ненависть и месть, любовь и плач по убитым.

В шорском эпосе сюжет обычно такой: рождается богатырь, подрастает и ему дают имя. Если он поднимается на вершину горы, где обитает злой дух, и не испугается его, ему дают хорошее имя. Богатырь получает коня и доспехи, сражается с врагами, угнетающими его народ, побеждает и едет искать себе невесту. Причем тема богатыря – один мотив, тема коня – другой, тема невесты – третий и т.д.

Шорские мелодии эмоциональные, наивные, широкие и образ в эпосе обычно посвящается какой-то одной теме. Мелодия не дробится на мелкие попевочки, очень лесные по своей структуре, но далеко не такие простые в ритмическом отношении, а иногда и в интонационном.

Шорские песни необычайной красоты, музыка у шорцев очень четко разделена на жанры. Есть частушки, все они являются вариантами одного мотива. Есть шуточные песни, есть колыбельные, есть лирические и иногда плачи – свадебные и похоронные. Шорский плач вошел полностью во 2-ю часть симфонии «Любовь моя, Шория».

Шорский фольклор богат народной песенной лирикой, состоящей из нескольких жанров: «сарын» или « «ырын» - песни, «тендер» - плясовые задорные песни, «ойтысы» - песенки импровизированные песни-диалоги между мамашей и девушкой; песни балладного типа, исторические, свадебные.

Шорские протяжные песни наполнены любовью к родному краю, природе Горной Шории, близким родственникам, чувством тоски и грусти шорца, оказавшегося за пределами своей родины, родного очага. В них отражена тяжелая жизнь шорца-охотника, задавленного непосильной данью, стремящегося к свободе от социального гнета. Главная тема коротких песен – любовь и дружба, тоска и разлука, несчастная любовь. В плясовых песнях высмеивается лень, склонность к обжорству.

В народных песнях поется не о мифических богатырях, а о конкретных жителях Горной Шории.

У шорцев почитается героический эпос. Наиболее крупные произведения шорского героического эпоса, в котором разработана тема борьбы богатырей против уплаты дани ханам-завоевателям: «Кен кес», «Кен Арго», «Нечемит Кен Мерген», «Ай-Толай» и т.д.

Подчеркивается нечеловеческая жестокость хана. В эпосе «Кен Мерген» говорится «Из их спины ремень в четыре кольца шириною выдирали. Жестокому хану-захватчику и сборщику дани противопоставляется народный герой-освободитель. После победы над ханом Кере Мюкю богатырь Кен Мерген объявляет: «В нашем поколении вовек дани не брали. Как прежде ханами будучи жили, так и теперь в ваши земли отправившись, царствуйте».

В поэмах «Кен Мерген», «Ай-Маныс» вместе с изображением борьбы богатырей против уплаты дани злым ханам особое внимание обращается на поведение чиновников, приемников дани, ханских послов, слуг и т.д. – все они показаны жестокими и наглыми грабителями народа, лично заинтересованными в сборе дани от покорных племен и народов.

В поэме «Ай-Толай» данщики во главе с богатырем Ай-Толаем и его побратимом с оружием в руках восстают против сборщиков дани. Высоко оцениваются действия сестры героя – вдохновительницы и руководительницы. Сорок богатырей натягивают тетиву одного общего гигантского лука, пускают одну всесокрушающую стрелу. В объединенном выступлении против социального и иноземного врага заключается несокрушимая сила – такова общая идея поэмы. Это высокое достижение народной идеологии.

Кроме героического эпоса используются и средства сказочной сатиры – это поэма «Алтын Тайчи». Сказители поэмы едко смеются над ханом, двумя его зятьями и дочерью хана Алтын Кастрика, над их невежеством, чванством, хвастливостью, лицемерием, трусостью. Высказывается мысль о том, что ханская власть, охраняемая мечом, закрывает человеку дорогу в будущее, оборачивается злом для самого аппарата насилия, разлагает его изнутри.

В произведениях «Алтын Сам», «Казыр – Тоо», «Алтын – Кылыш» и др. человек раскрывается со стороны внутренних переживаний. Это чувство верности невест своим женихам, возникновение любви, попытка молодых людей выступить против традиционных правил женитьбы, сломать сопротивление хранителей устаревших народных обычаев. Свою любовь пытается отстоять герой поэмы «Алтын Кылыш», сын мудрого Каткан Чули и потерпит неудачу. В поэме «Алтын Сам» принимается компромиссное решение богатыря Алтын Сам жениться на своей суженой и в то же время приводит домой ту, которую встретил и полюбил на пути к нареченной. В первой группе эпических произведений героического эпоса показаны категории героического эпоса, возвышенного и безобразного, во второй группе – категории сатирического, в третьей группе – намечается переход к трагическому.

Воспевая подвиги, народ воспитывал молодежь в духе ненависти к угнетателям, поднимал самосознание, сеял дух свободы.

В устной поэзии много места уделяется быту и обычаям шорцев, зависящих от условий природы, уровня развития производительных сил.

Все это с достаточной убедительностью свидетельствует о том, что начиная с глубокой древности, шорцы отражали жизнь в произведениях устного поэтического творчества.

Фольклор шорский богат и разнообразен. Ведь он был единственным средоточием духовной культуры бесписьменного народа: такнаки (лирические песни, частушки), сарыны (песни-баллады), ныбаки (сказки), загадки были достоянием каждой семьи, а вот крупное этническое произведение – кай (поэма), сказания – умели исполнять лишь певцы, кайчи (сказители) в сопровождении народного музыкального инструмента камуса (или камыса). Много описаний подлинных сторон быта: интерьера жилища, традиционных отношений между родственниками, обрядов, как сватовство, свадьба, прием гостей, погребение умерших, побратимство.

Содержание фольклора раскрывает историю народа, постоянно боровшегося за свою независимость.

1.4. Культовые обряды

Из века в век шорцами передавались культовые обряды, но с приходом цивилизации применялось насилие для запрета обрядности и верования. Конечно, очень много из обрядов исчезли с лица земли.

С середины 1980-х годов идет процесс возрождения духовной культуры шорцев, которое, подчас выражается в возобновлении традиционных культовых обрядов, в праздновании особых, национальных праздников – праздника мифологического прародителя Ольгудека, весеннего Пайрама и др., сопровождаемых исполнением эпоса.

Особо почитаемым у шорцев считается Чыл Пажи – шорский народный праздник, в переводе означает «Голова года», шорский Новый Год, на эту голову падают лучи «Нового солнца» в дни весеннего равноденствия. Этот праздник в древности открывал новый жизненный цикл, и является особо значимым для шорцев. Предки шорцев праздновали Чыл Пажи не один день. В течение всей недели до назначенного дня совершались обрядовые действия, существовали дни почитания старших, детей, дни очищения порога, дома, дворов. В этот период нельзя было употреблять вино, т.к. с вином могла войти в человека нечистая сила. Запрещались ссоры, как в семье, так и в обществе. В назначенный день шаману приводили жертвенного животного (жеребенок, баран), которого специально откармливали и готовили для праздника в течение года. Люди очищались не только физически, но и духовно, просили у Богов Земли, Огня, Воды, Гор, урожая, удачи в охоте, здоровья. После совершения традиционных ритуалов люди веселились, играли в различные игры, состязались в силе, смекалке. На празднике молодые люди знакомились и заключались свадебные соглашения между родителями и родственниками. Лучшие исполнители песен, частушек, напевов соревновались в своем мастерстве и умении красиво говорить, петь. По вечерам, чтобы задобрить духов кайчи исполняли древние героические поэмы, всю ночь рассказывали и пели под аккомпанемент кай – камуса (двухструнный музыкальный инструмент), прославляя подвиги древних богатырей.

Ведь наши предки верили, что в холодные зимы потому на земле царит смерть природы, что ее покидают на это время Божества земли. Возвращаются они на землю только в день равноденствия, а в отсутствие их на земле тешатся злые силы, принося людям несчастья, проникая в их жилища, а самое страшное – порождая в них недобрые помыслы. На долгожданной заре весеннего равноденствия вместе с лучами солнца встречают люди возвращающихся Богов. Столом уважения их угощают паром от дымящегося мяса. Также благодаря Богине Огня, неустанно берегущую их, дарующую тепло и пищу, хранившую от стужи Узут Арыг и от злобы Эрлика. Также в этот день люди обращаются к верховным богам за благословением, но обращаются они только тогда, когда предварительно очистятся от скверны зла и в жилищах своих и в душах своих. Очищение душой происходили следующим образом: памятные неприятности, болезни, грехи свои люди завязывают узлом на черной чолома и бросают его в очистительный огонь. Затем просят у Богов любви, удачи, урожая, здоровья и благополучия, привязывая чолома белого цвета – цвета сакральной чистоты, синего цвета – безоблачного неба, мира, гармонии, красного – Солнца и Огня на священную березу, которая считается деревом, умеющим говорить с богами. Также для очищения окуривают богородской травой очаг, жилище, селение, обходя их по ходу солнца.

Живя в тайге, шорцы соблюдали ряд правил, регламентировавших быт и речевое поведение: ведь они временно находились на территории, закрепленной за родом, но одновременно являющейся собственностью могущественного духа, владельца всех промысловых зверей, хозяина гор и лесов. В этом мире нельзя было употреблять имена собственные для обозначения диких существ, природных объектов, орудий охоты и т.п. Требовался особый язык, а привычные обозначения на время как бы забывались. Согласно хакасскому обычаю, охотники, разговаривая друг с другом, называли животных «секретными», именами: медведя – тир тон «овчинная шуба», волка – узун кузрук «длинный хвост». Удаляясь от жилища хотя бы на время, человек обретал статус иного существа. Преодолевая силу притяжения мира культуры, охотники для оставшихся дома людей временно превращались в чужаков. Чтобы не причинить промысловикам вреда, близкие остерегались произносить их имена. Нельзя было играть, веселиться, ругаться из опасения, что артель останется без добычи.

Охотники, отринутые от мира культуры, проявляется также в ритуале возвращения с промысла. Сам момент прихода с промысла у шорцев имел ряд особенностей. Охотник сразу не заносил добычу в дом и сам туда не заходил, пока «тот не высохнет». В это время нельзя было разговаривать с женщиной. Женщине нельзя было встречать своего мужа. Примерно так же регламентировалось пересечение границы миров человеком, побывавшим в запредельном, чужом мире. Возвращение с охоты как бы с противоположным знаком повторяло исходную ситуацию перемещения в иной мир.

У шорцев есть обычай закапывать в жилище пуповину (ымай), завернутую в бересту, вблизи очага. При этом ымай они называли не только пуповину, но и божество – покровительницу новорожденных детей, их охранительницу. Почитая Умай, шорцы изготавливали символические лук со стрелами или веретено, игравшие роль оберегов для младенца, для мальчика – лук, для девочки – веретено. Эти обереги прикрепляли вблизи колыбели с ребенком.

В мире духов на их территории или в их присутствии считалось опасным проявить свою человеческую сущность: подать голос, отозваться на имя – «отчуждаемые» части человека могли стать добычей существа иного мира, стремящегося тем самым как бы восполнить свою ущербность.

Погребальный обряд у шорцев сохраняет традиционные представления о смерти и потустороннем мире. У них не существовало резкого различия между живыми и мертвыми. Умерший, считали шорцы, продолжал жить, но только в стране мертвых.

После того, как окружающие убеждались в физической смерти человека, тут же из-под его головы убирали подушку, чтобы отошла душа (тын), а тело покрывали кусками домотканого холста. В печи зажигали огонь, в изголовье ставили пищу для души умершего (сюне). Собравшиеся родственники сидели в течение трех дней возле покойного. Через три дня покойного обмывали, одевали в чистую одежду и перекладывали в гроб. Последний долбили из расколотого надвое ствола кедра специальным орудием (адылга). Дно выдолбленного гроба-колоды устилали травой (азагат). Уходящего в загробный мир «снабжали» вещами: чашкой, ложкой, мешочком с «талканом»; мужчину еще – трубкой с кисетом табака. На кладбище гроб несли с помощью жерди и веревки, а зимой везли на охотничьих нартах, которые бросали у могилы. До распространения христианства гроб вообще не делался – покойника зашивали в «кендырь» или завертывали в бересту и подвешивали к дереву в чаще. Кладбища, которые появились вместе с христианством, располагались на ближайшей от улуса горе. Могилы копали неглубокие, обычно под пихтой, внутри погребальной камеры верховские шорцы делали сруб или сооружали жердяной помост. Такой сруб, дополненный плоской крышей, низовские шорцы ставили под могильным холмом. Рядом, с восточной стороны, втыкали крест. Очень редко могила огораживалась жердяным забором. По окончании погребальной церемонии на могиле оставляли берестяную коробку с пищей для души умершего. Часть пищи шаман разбрасывал в разные стороны, заманивая душу в мир мертвых. После камлания все возвращались домой, стараясь запутать следы, бросая через плечо пихтовые ветки и оставляя на тропе топор лезвием к кладбищу. По возвращении, в доме умершего разводили огонь. Шаман окуривал всех присутствующих дымом лучины и, камлая, уговаривая (сюне) не возвращаться. У дверей ставились два берестяных сосуда, мотыга, вешалась сеть, чтобы блуждающая душа не пробралась в дом.

Людей, умерших в результате несчастного случая и самоубийц хоронили в земле на месте гибели или на окраине кладбища, крест заменяли осиновым колом.

В конце XIX – начале XX вв. сохранялись более древние типы захоронений, такие как воздушный и наземный, но только для детей и некрещеных. В первом случае умершего, завернутого в бересту, подвешивали на дереве и оставляли на специальном помосте, установленном на 4-х столбах. При наземном захоронении гроб оставляли внизу и заваливали валежником или делали сруб, куда и помещали покойника с вытянутыми вдоль тела руками, покрытого сверху берестой.

Шаманов хоронили как обычных покойников. Бубен и колотушку подвешивали на дереве у могилы, железные подвески с бубна снимали и оставляли у родственников, чтобы потом передать новому шаману.

На седьмой день, сороковой и через год после смерти справляли поминки по душе, которая теперь трансформировалась в категорию «узют». В эти дни съезжались из соседних улусов многочисленные родственники и привозили с собой туеса с «аракой» и другие продукты. Затем часть напитка сливалась гостями в один большой туес, а мясо складывалось в особую чашку. Шаман в сопровождении родственников относил эти угощения на могилу, возле которой разводили костер. «Кам» совершал обряд, брызгая «аракой» и бросая кусочки мяса то в костер, то на могилу, не забывая и о себе.

На сороковой день в доме умершего шаман вновь устраивал камлание «узюту». Люди выходили на западную окраину улуса. Каждый нес чашки с пищей и аракой. Придя на место, угощения складывали в одно блюдо, край которого обламывали. Разводили костер, бросая в него левой рукой кусочки мяса, окропляя аракой. Шаман при этом неистово камлал с «озупом» (корнекопалкой), если это была женщина или с топором, если мужчина. Когда угасал костер, все расходились.

Последние поминки проводили в годовщину смерти, когда «узют» навсегда спроваживали в мир мертвых. Отправляли душу вниз по реке на специальном плоту из стеблей борщовника, разведя на нем небольшой костер. Делали это всегда ночью и обязательно с участием шамана. Душа плыла в одиночестве по черной дороге в загробный мир.

Заключение

Из реферата видно, что история шорского народа, его культура, верования, обрядности представляют огромный интерес для изучения. Шорская культура таит в себе много загадочного, неизведанного. Шорский народ самобытен, уникален в своих представлениях о мире. В связи с этим можно выделить одну мысль, которая наиболее характерно и четко отражает менталитет шорского народа – вся их жизнь строится на уважении и поклонении природе, почитании предков, духов, обычаев. Соблюдение этих самых жизненных принципов и формирует незыблемую и сильную народность.

Список литературы

1. Бабушкин, Г. Ф. Шорский язык [Текст] / Бабушкин Г. Ф., Донидзе Г. И. // Языки народов СССР. Тюркские языки. Т. 2. – М., Политиздат, 1966. – С. 467-481.

2. Васильев, В. И. Шорцы [Текст] // Народы мира: историко-этнографический справочник. – М., 1988. – С. 522.

3. Гамегенов, З. П. История Горной Шории [Текст]. Книга первая: 1925-1939 гг. – Кемерово, 2003. – 363 с.

4. Дева горных вершин: Шорское героическое сказание [Текст] / пер. с шор. И обработ. Г. Ф. Сысаметина. – Кемерово, 1975. – 119 с.

5. Кимеев, В. М. Шорцы. Кто они? Этнографические очерки [Текст]. – Кемеровское кн. изд-во, 1989. – 189 с.

6. Чиспияков, Э. Ф. История формирования этнической культуры шорцев [Текст] // Кузнецкая старина. Вып. 1. – Новокузнецк, 1993. – С. 88-101.

7. Щукина, О. Магия шорских песен [Текст] // Красная Шория. – 1991. – 13 марта. – С. 8.

8. Щукина, О. С чего начинается Шория? [Текст] // Красная Шория. – 1991. – 13 марта. – С. 4.

Похожие работы:

«  Принят Большим Кругом Всевеликого Войска Донского 3 декабря 1994 года, с дополнениями и изменениями 27 апреля 1999 года УСТАВ Международного Союза Общественных ОбъединенийВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ1.1. М...»

«Календарно – тематическое планирование по истории Горного Алтая 7 класс № Тема урока, разделы Дата проведения Планируемые результаты план факт Предметные результаты Универсальные учебные действия Личностные результаты примечание1. Алтай в составе Джунгарского государства. 3 ч. Отнош...»

«Адаптированная образовательная программа по истории 8 класс Выполнила: Хабибуллина Лариса Александровна Пояснительная записка Количество часов 68Программа разработана на основе:Требований Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования к содержанию исторического образования...»

«Введение Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение лицей №1 города Комсомольска-на-Амуре Хабаровского краяНАУЧНО – ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА Тема: "Валяние шерсти как искусство" Работу выполнила ученица 3 "А" класса: Парамонова Эвелина Руководитель: Рожко Натал...»

«Византийская империя, Византия, Восточная Римская империя (395—1453) — государство, сформировавшееся в 395 году вследствие окончательного раздела Римской империи, после смерти императ...»

«Историческая справка Первые сведения об организации, объединяющей работников сферы образования в России, относятся к 1905 году. С 7 по 10 июня проходил учредительный Съезд Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образ...»

«План-конспект открытого урока в 6 классе по древней истории мираТема: Древний Вавилон. Учитель: Билялова Гульзат Канапияновна2016 год Тема урока: Древний ВавилонЦели:-образовательные: Создать условия для усвоения знаний о возникновении, расцвете могущественного государства в междуречье Тиг...»

«Конспект нод по ознакомлению с окружающим и развитию речи в старшей группе на тему "Космос" Программное содержание1. Закрепить знания детей об истории развития космонавтики.2. Познакомить с Солнцем как  раскаленном космическим объектом, строением солнечной системы из планет (их размерах, расположении к С...»








 
2018-2023 info.z-pdf.ru - Библиотека бесплатных материалов
Поддержка General Software

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.